Пусть простят мои друзья, но расскажу… около 20 человек уехали в Арцах. Мы дошли до последнего КПП, где находится наш полицейский КПП. И там началось кино … Яша Соломон











Яша Соломонян на своей странице написал: Как вы знаете, в минувшие выходные около двадцати человек уехали в Арцах. Значит, на дороге есть семь-восемь пропускных пунктов, где останавливают, проверяют документы. Конечно, у нас были ощущения роста и цензуры

мы с ними, особенно, когда на нашей земле чужой солдат проверял наш документ, чтобы он нас бросил домой. По возвращении они проверяли сравнительно легче, в основном только смотрели на паспорт водителя. Мы добрались до последнего КПП, возле села тех, где находится нашпереход.

кստстикян подошел, попросил подготовить документы, чтобы посмотреть. И здесь началось кино. А с наклонных склонов Масиса, с северной вершины Арагаца, с ереванской телебашни этот же народ не прыгает в лицо этому участнику. Из того, что так п и я, этот бедный парень не краснеть, но дело до

покончил, с улыбкой спустился на лицо, ушел. Сейчас мы уже двинулись, остались мы своими, и я не выдержал. Говорю: — народ, значит, мы прошли по стольким российским пропускным пунктам, столько проверили, вошли в машину, по одному посмотрели все документы, и никто ничего не сказал. Мы с умными головами повалились на толпу бездомных, правда, потом, когда мы двигались, говорили, прятались в кустах, но на месте мы ничего не говорили, а молчали

в доме есть дом. Ну ладно, что это случилось, почему мы вдруг решили нашему соотечественнику, нашему малышу, который не говорил ничего необычного, требовал, а всего лишь делал свое дело, так тронул, кинул в тесное, самоутвердился … некоторые из моих друзей попытались возразить, но я уверен, что через несколько минут поняли все . Не знаю, для меня это яркий пример того, как мы относимся к нашему государству, к его служащим, как мы место, место, место, место, где перед чужими бывают скромными и законопослушными

в стране — «вируни » и неаккуратный бунт. P.S. никому и в голову не приходило бы сказать друзьям что-то плохое,возьму их. Но я уверен, что все мы извлекли уроки из этого джадепа, сами поняли вещи и сделали предположения. Таковы мы. Но можем ли мы измениться? Мы должны измениться. Альтернативы у нас нет. Мы такие хорошие, если хотим.