10 вещей, которые хотят все мужчины от женщин, но не проявляются







Моя идея премьеру понравилась, и спустя полчаса я приводил свои аргументы уже в кабинете первого секретаря ЦК КП Армении Сурена Арутюняна. Внимательно выслушав их, он пообещал выступить на заседании парламента и заявить, что производство наиритов в Ереване будет сохранено, а выбросы хлоропрена в атмосферу города будут сведены до допустимого минимума.

Понятен тот неподдельный интерес, который проявила общественность республики к этому заседанию парламента. Оно транслировалось по телевидению. После выступления Маркарьянца, аргументировавшего не закрывать завод, на него обрушился шквал выступлений “экологов”, ратовавших за его закрытие. Особенно усердствовал Хачик Стамболцян. После его истерических воплей, слово попросил Николай Иванович Рыжков, возглавлявший тогда правительство СССР. В Ереване до сих пор вспоминают его речь. Человек, так много сделавший для жертв Спитакского землетрясения, со слезами на глазах просил парламентариев не закрывать единственное в СССР производство наиритов.

К сожалению, первый секретарь ЦК не выполнил своего обещания, данного накануне. Он примкнул к стану ораторов, призывающих немедленно закрыть завод. Какая метаморфоза произошла с намерениями Сурена Атутюняна за одну ночь, до сих пор остается тайной за семью печатями. Может быть придет тот день, когда и он решит написать свои воспоминания, и мы узнаем истинные мотивы его шокирующего выступления.