Молодой турок посетил Цицернакаберд и совершил намаз (видео)







Однажды я решил обратиться к нему за помощью в решении одной, казалось бы неразрешимой в те времена квартирной проблемы. По крайней мере, именно в этом убеждали меня почти год различные чиновники из подотчетной ему епархии. Это сегодня, после приватизации всего жилищного фонда, решение вопросов, связанных с дарением квартир, пропиской внуков на квартиры бабушек и дедушек или неравноценным обменом с доплатой решаются в мгновение ока.

А тогда практически все мои дееспособные знакомые и друзья на том или ином этапе своей жизни пытались каким-нибудь из возможных способов оградить своих подрастающих отпрысков от решения в будущем надвигающихся квартирных проблем.

В этом плане не стала исключением и моя теща, которая в сентябре 1979 года написала заявление на имя председателя горисполкома, в котором со ссылкой на 322 статью Гражданского Кодекса Армянской ССР просила выдать разрешение на объединение расположенной в самом центре Еревана трехкомнатной квартиры, полученной мною еще в бытность работы во ВННИИполимер, со своей однокомнатной квартирой, которая после серии обменов оказалась рядом с моей.

Бюрократические барьеры, которые пришлось преодолеть ей во время этого четырехлетнего обменного марафона, не идут ни в какое сравнение с тем откровенным нежеланием решить проблему, с которой она столкнулась на заключительном этапе нашей квартирной эпопеи. Фактически, речь шла об открытии дополнительного дверного проема в пемзоблочной стенке, разделяющей две смежные квартиры, которые располагались на одной площадке. Я мог осуществить ее задумку и без всякого официального разрешения. Но, учитывая мою должность, я не захотел ставить под удар своего шефа, и мы решили осуществить объединение квартир на законных основаниях.