Видео. Выступление Любови Успенской на армянском разозлило азербайджанцев







Потом ко мне перешла его библиотека, сыгравшая огромную роль в формировании моего мировоззрения. Я даже запомнил дарственную надпись в двухтомнике В. Гюго “Отверженные”, которую вывел своим каллиграфическим почерком его отец Тигран Ахумян в день моего пятнадцатилетия. Он поздравил меня с днем рождения, отметил мою хорошую учебу в школе и другие достоинства, о которых я скромно умолчу. Ко мне автоматически переходила вся его одежда по мере того, как он из нее вырастал, его лыжи, его велосипед. Вот почему мое первое зимнее пальто родители купили уже тогда, когда я учился на четвертом курсе политехнического института.

Мои родители, по мере своих возможностей, также старались не оставаться в долгу перед родственниками. Когда дядя Тигран после войны начал готовиться к поездке в США, куда он должен был уехать вместе с католикосом, ему спешно сшили зимнее пальто из отреза, который мой отец привез для себя из Ирана. Когда Семен решил жениться, вся наша семья была привлечена к праздничным хлопотам, а в качестве подарка мама преподнесла молодой невестке совершенно новые швейцарские часики, у которых обычный корпус заменили на золотой.

Свадьба состоялась летом 1952 года, а через год Семен забрал меня со своей новорожденной дочуркой и супругой на летний отдых в деревню с русским названием Головино. С нами в это лето отдыхала и семья старшей сестры моей невестки, супруг которой и стал инициатором очередной “рыбалки”, когда мы вместе с ним, не снимая обуви, залезли в протекающий перед домом ручей и, в поисках рыбы, принялись выворачивать находящиеся под водой камни. Эта “рыбалка” долгие годы оставалась предметом шутливых воспоминаний моих родственников.