«Кто что скажет-именно он»» Путин ответил Байдену (видео)







В числе учеников моей учительницы был и будущий лауреат конкурса пианистов имени А. Чайковского Эдуард Миансаров. В конце учебного года, когда я уже сдал вступительный экзамен в музыкальную школу, был устроен домашний концерт, в котором приняли участие все воспитанники моей учительницы, в том числе и я. Это был мой первый и, как выяснилось потом, последний серьезный успех на музыкальном олимпе. Годы обучения в музыкальной школе я до сих пор вспоминаю с болью, потому что полностью солидарен с русским писателем Андреем Битовым, утверждающим: “заниматься тем, к чему ты не предназначен судьбою, — безнравственно”.

Я считаю, что четыре года, в течение которых меня из-под палки заставляли ходить в музыкальную школу, стали для меня потерянными годами. За это время папин младший брат дядя Жора, переведенный из Шамлуга на должность директора Зангезурских рудников и избранный в депутаты Верховного Совета республики, почти бесплатно получил трофейное немецкое пианино и, зная планы моих родителей относительно моего музыкального образования, решил подарить им этот инструмент. Его отреставрировали и с этого момента начались мои ежедневные мучения. Меня запирали в нашей единственной комнате и заставляли заниматься по два часа в день.

Я нашел выход отлынивать от занятий и стал переставлять стрелки на часах, стоящих на пианино. Тогда родители купили настенные часы и повесили их почти под потолком. Я начал требовать, чтобы мне разумно объяснили, зачем мне нужна эта музыка? Мне отвечали, что когда я вырасту и буду устраивать вечеринки, мне будет чем развлекать своих гостей. Я резонно отвечал, что для подобных целей у нас дома уже есть радиола и пластинки. Тогда я еще не знал, что лет через десять появятся магнитофоны, а еще через десять-лазерные диски, музыкальные центры и т. д. Если бы я знал все это, мои аргументы были бы более весомыми.