Обязательно смотреть / эти дома ни в Париже, ни в Швейцарии это в Степанакерте



росте, заметил Вардан, у Аркадия было сильное волевое лицо, вообще он производил впечатление красивого сильного мужчины. По словам Амалии, пересказавшей отцу все, о чем поведал ей Аркадий, переехав из Тифлиса в Армавир и заняв должность, он сразу выдвинулся здесь в число завидных женихов-армян. Симпатичный, с весёлыми, глубокими, как море, глазами, он быстро стал всеобщим любимцем. В разговоре с Варданом Аркадий держался почтительно и (“Надо отдать должное”, – подумал Вардан) очень располагал к себе. Он всего добился сам. Не утаил он от будущего тестя и того, что волочился за женщинами, но никогда не любил одну-единственную. Встретив Амалию, сразу же поставил на этом крест.

Комната мало-помалу наполнилась гостями. Представив им Аркадия, Амалия тут же увела его к себе. Что происходило в гостиной после их ухода, описано в предыдущей главе.


Не успели молодые люди закрыть за собой дверь, как Аркадий резко повернулся к Амалии и страстно поцеловал. От неожиданности девушка даже не сопротивлялась. Наконец она отстранилaсь, но по-прежнему оставалась в его объятьях.