Видео.Азербайджанец пытается в армянской школе Шуши․․․







Утром, еще в постели Амалия никак не могла вспомнить, уснула ли она хоть на полчаса с той минуты, как отец вышел из ее комнаты, или так и лежала в забытьи, без слез, без мыслей, без движенья, уткнувшись в подушку. Все тело болезненно ныло, как от усталости, в голове стояли пустые шумы. Она помнила, что они с Аркадием договорились встретиться ровно через неделю. Она надеялась побороть за это время несговорчивость отца. Видит Бог, она не виновата, что полюбила Аркадия! Где ей, такой слабой, такой робкой, противостоять стихии?

Она медленно, тихо встала. Из широкого окна с отдернутой занавеской в комнату врывались солнечные лучи. Проходя сквозь цветное стекло, вставленное в одну створку, лучи окрашивались и ложились на пол огненно-прозрачными пятнами. В комнате было светло. Порою стремительные облака застилали солнце, и всё на миг мутнело, тускнело, появлялись откуда ни возьмись тени: бежали, скользили, ширились и вдруг пропадали.