Жесткое предупреждение Ирана: «именно армяне спасли Израиль»: Соловьев


Приступая к рассказу о последних годах жизни Вардана Бояджяна, автор просит у читателя прощения, поскольку во второй раз сознательно прерывает повествование. Причины, заставившие его отклониться в сторону, таковы.


Автор уже несколько дней пребывает под впечатлением эссе Левона Эйрамджянца (“Голос Армении”, 23 мая 2006), опубликованного с редакционной преамбулой: “Русско-турецкий договор 16 марта 1921 года. Новые версии в значении региональной политики в жанре политического памфлета. Русско-турецкий договор (РТД) 1921 года, известный больше как “Московский», в силу остроты политического содержания в советское время и последующие годы оставался одним из наименее исследованных историками и политологами международных документов. Значение договора в ракурсе советских, а позже армянских и российских, а также армяно-российских совместных внешнеполитических интересов сопоставимо с Брестским договором или проблемой Южно-Курильских островов, а в эмоциональном звучании – с вопросом о принадлежности Аляски и Крымского полуострова”.