Магический секрет и чудесная сила часовни Святого Иоанна



Мысли у меня в голове так и скачут, я никак не могу сосредоточиться. По-моему, самое важное – это наш отец. Едва Амалия вошла в дом, он сразу, в мгновение ока помолодел и забыл о своих болячках. Господи, как он пытался угадать каждое ее желание, любую прихоть! Все мы чувствовали себя виноватыми перед ней, но мы, конечно, не казнили себя, как отец. Но дни проходили, отъезд Амалии близился, и папино настроение постепенно вновь ухудшалось. Под конец у него даже не хватило сил поехать на вокзал. А за несколько дней до этого у них, папы и сестры, состоялся серьезный разговор. Он предложил ей остаться в Швейцарии. Амалия отказалась, потому что, во-первых, не представляет, как можно бросить детей, а во-вторых… Если б она даже могла их бросить, их из-за нее ждали бы в Армении крупные неприятности. Когда она пересказывала мне разговор с папой, я обратила внимание – дальнейшая судьба мужа сестру абсолютно не волновала. На мой прямой вопрос Амалия ответила примерно так:


“Мне очень жаль, что в свое время не прислушалась к папе, он ведь всегда был против нашего с Аркадием брака. Хотя, если уж начистоту, я была слишком сильно влюблена в него. Попытайся даже папа помешать нам, у него бы все равно ничего не получилось. Только теперь, спустя двадцать лет совместной жизни, я разглядела в муже те отрицательные черты, которые папа почувствовал интуитивно”.

Рассказ Амалии о многолетних наблюдениях за мужем еще больше поднял ее в моих глазах. Приведу тебе кое-что по памяти: