Турция пытается еще более обострить ситуацию в Армении


Дух Натальи добился своего. На одесский берег сошел совершенно другой Вардан.


Хоть он и просил не встречать его, в толпе на причале Вардан увидел одного из сподвижников Ивана Константиновича, его талантливого последователя Эммануила Махтесяна. Вардан познакомился с ним летом 1896 года, когда, приехав в очередной отпуск, был приглашен Айвазовским на открытие его авторской картинной галереи. Эммануил Махтесян приехал встречать Вардана по просьбе жены великого мариниста, в первые дни после смерти Натальи не отходившей от сестры. По дороге в Феодосию Махтесян подробно рассказал Вардану о похоронах Натальи.

Хоронили ее очень торжественно. Согласно национальным традициям на похороны явилась вся армянская интеллигенция Феодосии, отдавшая тем самым и последний долг покойной, и дань уважения великому художнику. Из Симферополя специально приехал будущий великий композитор Александр Спендиаров, а из Ялты – крупный живописец и архитектор Вардгес Суренянц. Наталью отпевали в церкви Сурб Саркис. Место для могилы было отведено в пятидесяти метрах от центрального входа, рядом с небольшой часовней. Волосы Натальи теребил легкий ветер. Ее дух, ненадолго покинув Вардана, переместился на феодосийское кладбище и скорбно наблюдал за ритуалом. Он печалился оттого, что родных покойной всю жизнь будет мучить сознание, будто новорожденная убила свою мать, осиротив не только себя, но и братьев и сестру…