Все совпадения случайные․․․








Ранним утром он заглянул в комнату Амалии, Мурада и Бюзанда. Оленька с кормилицей находились в спальне Берсабе Никитичны. После смерти Натальи Анна Никитична приезжала к сестре во второй половине дня, а с утра ухаживала за Иваном Константиновичем. У Вардана мелькнуло в голове: хорошо бы вечером навестить старого художника, но все его мысли сосредоточились на одном – как-то разрядить царившую в доме суровую атмосферу безысходности. Безысходность овладела взрослыми его обитателями, молчаливо и безутешно переживавшими горе. Все свои надежды они связывали с тридцативосьмилетним вдовцом, который остался один с четырьмя малолетними детьми, навсегда лишившимися материнского тепла. Они понимали, конечно, что время осушит горькие слезы, и этому в немалой степени поспособствуют новые заботы, связанные с подрастающими детьми.

Накануне вечером, отправив детей спать, Вардан откровенно поговорил с тещей и ее сестрой, заверил их, что всю оставшуюся жизнь собирается посвятить детям. Как показали дальнейшие события, он не бросал слов на ветер. Чувство долга не позволило ему передоверить их воспитание кому бы то ни было. Особенно привязался Вардан к Мураду, который с ранних лет выказывал недюжинные способности. “Как только брат заговорил, – вспоминала потом Амалия, – он проявил совершенно необычные для его возраста признаки ума: самым серьезным образом расспрашивал о природе вещей, а сам отвечал на вопросы коротко, ясно и всегда уместно”.


Но всё это было потом, а пока Вардан решил съездить до сороковин в Петербург, распрощаться с дипломатической службой и заняться в Москве порядком запущенными диссертационными делами.