Что подарила мать Миграна Царукяна Арпи Габриелян? Видео








Глубокой ночью, дочитав последние страницы дневника, Вардан впал в какое-то дремотное состояние. Он снова четко увидел и ощутил Наталью рядом, очень близко. Он обнимал ее, что-то говорил и крепко-крепко держал, а она все равно незаметно и неуклонно отдалялась. Ее забирала какая-то сила. Так бывает, когда провожаешь в дальнюю дорогу родного человека и вдруг осознаешь: он вот-вот уедет, а тебе обо многом-многом еще нужно с ним переговорить, сказать ему что-то важное, не терпящее отлагательств. А паровоз уже пускает пары, времени не остается. Ты начинаешь сбиваться, путать слова, мысли напоминают клубок. Ты жмешь руку, последний раз обнимаешь, а человек уже там, мыслями он уже в дороге и не воспринимает сказанного тобой. Он прощается и вскакивает на подножку вагона. Ты смотришь ему вслед и понимаешь, что никогда отныне не скажешь того многого и важного, что хотел, однако не успел высказать. А может быть, вы никогда с ним и не увидитесь.


Путаница чувств охватили Вардана в его беспокойном сне. Ему казалось, что Наталью уносили таинственные силы: только что она была рядом с ним, и вот ее нет, испарилась, а он стоит один в пустоте и с пустотой в душе, полный надежд и нерастраченной любви…