Никол Пашинян ответил на заявление Кочаряна








Хоронили ее очень торжественно. Согласно национальным традициям на похороны явилась вся армянская интеллигенция Феодосии, отдавшая тем самым и последний долг покойной, и дань уважения великому художнику. Из Симферополя специально приехал будущий великий композитор Александр Спендиаров, а из Ялты – крупный живописец и архитектор Вардгес Суренянц. Наталью отпевали в церкви Сурб Саркис. Место для могилы было отведено в пятидесяти метрах от центрального входа, рядом с небольшой часовней. Волосы Натальи теребил легкий ветер. Ее дух, ненадолго покинув Вардана, переместился на феодосийское кладбище и скорбно наблюдал за ритуалом. Он печалился оттого, что родных покойной всю жизнь будет мучить сознание, будто новорожденная убила свою мать, осиротив не только себя, но и братьев и сестру…

Пожилой священник – он отпевал Наталью в церкви – произнес молитву. Вардгес Яковлевич прочитал телеграммы соболезнования. Среди многих других выразили соболезнование и супруги Христенко, сожалевшие, что из-за болезни Владимира Павловича не смогли приехать на похороны. Потом Суренянц вспомнил эпизоды свадьбы Натальи с Варданом и сравнил эту красивую пару с распустившейся весною яблоней, одна из ветвей которой погибла из-за неожиданных ночных заморозков; четырех детей молодой четы он сравнил с раскрывшимися почками.