Нахиджеван









Первая жена Винокура умерла, со второй они жили не венчанными, оба брака были бездетными. Он и не скрывал, что не хочет детей. Несправедливо, разглагольствовал он, обрекать их на существование в этом бренном и горестном мире. Хотя, глядя на меня, порой смягчался сердцем и спрашивал себя вслух – а может, имеет смысл завести ребенка? Именно в минуту слабости он и поддался на мои уговоры. И остался у меня на ночь. Это случилось в разгар его аферы с лечением папы, за два месяца до того, как его планы лопнули. На следующий день после того, как его разоблачили и выдворили, у меня случился выкидыш. Узнав об этом от сестры, он нисколько не огорчился. “Теперь это не имеет никакого значения, – заявил он. – Слишком поздно думать о детях. Слава Богу, я снова свободен”. Его сестра сама мне всё рассказала.

Людмила говорила медленно, тщательно подбирая слова. Видно было, что тема ее тяготит. И все-таки она не умолкала.

В тот и трагический, и счастливый для семьи Христенко день Людмила поняла всю степень опасности, грозившей ее отцу. Владимир Павлович всегда был для нее кумиром и лучшим другом. Она любила его всем сердцем с тех пор, как помнила себя. Еще до его службы в Турции у нее сложилось впечатление, что молодые люди скучны и куда интереснее и полезнее проводить время в обществе друзей отца. Те в свою очередь оценили ее начитанность, глубину, любовь к истории, потому и порекомендовали принять ее в архив МИД.