Геворг Петросян

Все беды человека проистекают из его уверенности, что живет он один раз. Он воспринимает это как своеобразную индульгенцию – в отношениях с другими людьми незачем церемониться. Человек рассуждает примерно так: если жизнь дается лишь единожды, значит, надо ее прожить подольше и получше, чтобы всего было побольше. А коли так, то можно украсть, можно убить, можно, расталкивая локтями менее расторопных, всеми правдами и неправдами занять должность, о которой, учитывая твой низкий интеллектуальный и нравственный уровень, ты не вправе даже мечтать. Если получится, тогда все прекрасно, жизнь удалась.

Всё изменится, когда люди убедятся, что родились не только для того, чтобы прожить положенный им срок и оставить после себя потомство. Они должны проникнуться простой и в то же время сложной, очень сложной мыслью – наша жизнь не кончается смертью. Часто общаясь с духом Натальи, я постиг, что умерло только ее тело, только физическая ее оболочка. Душа ее по-прежнему существует и помогает мне вынести беды и невзгоды.

Заслышав имя дочери, Берсабе Никитична тихо вышла из комнаты. У Людмилы Владимировны как-то сразу, внезапно, вдруг упало настроение. Но Вардан этого даже не заметил.