Он ненавидел свою мать, потому что был..



Кто-то из выступавших вспомнил, как тяжело пережил Айвазовский резню армян 1893–1896 годов. И процитировал строки из письма великого мариниста Католикосу всех армян Мкртичу Хримяну: “Глубокой болью опечалила мое сердце неслыханная и невиданная резня несчастных армян. Ваше святейшество там, я здесь и все мы повсюду оплакиваем тяжелые утраты армянского народа и скорбим над ними». В знак протеста против варварств турок, сказал оратор, Иван Константинович выбросил в море все турецкие ордена, которыми был награжден, и заявил турецкому консулу: “Ордена, данные мне твоим кровавым хозяином, я бросил в море. Вот их ленты, пошли ему. Захочет, пускай тоже выбросит в море мои картины, мне не жаль…” Вы поняли, кого Иван Константинович назвал кровавым хозяином? Султана!

Айвазовский не только морально, но и материально поддерживал свой народ. В помощь армянам, спасшимся от резни, он организовал в Одессе выставку, а вырученные деньги, разделил пополам между организациями, помогавшими спасшимся от преследований армянам и грекам. Вардан вспомнил, как Айвазовский прислал русскому консулу в Константинополе 3000 франков – “для вспомоществования бедным армянам”.


А незадолго до своей кончины, словно подводя итог прожитому, великий художник заметил: “Счастье улыбнулось мне”. От себя Вардан добавил, что даже в столь преклонном возрасте Ованес Константинович сохранил все основные свойства своей богатой личности. Он был прекрасен той особой красотой, той мудростью, которые даются годами, и до последних дней сохранил ясный ум, трезвость мышления и вкус к искусству. Именно поэтому его большая жизнь, охватившая почти весь XIX век, от его начала до самого конца, была прожита достойно. В ней не было бурь и катаклизмов, столь частых на его картинах. Он ни разу не усомнился в правильности избранного пути и до конца столетия донес заветы романтического искусства, усвоенные им на заре его творчества: сочетал повышенную эмоциональность с реалистическим изображением окружающего мира.

https://amnew.site