Видео. Мой сын позвонил и сказал, что они живы и попросил спасти их



После смерти Натальи его часто одолевали философские раздумья о смысле жизни. Особенно легко он погружался в них в поезде по дороге из Москвы в Феодосию и обратно. Еще в студенческие годы он понял, что жизнь сводится по сути к эмоциональным взаимоотношениям между людьми – симпатиям и антипатиям. И в этом смысле каждый из нас зависит от других. Со смертью Натальи сеть взаимной зависимости оказалась нарушенной, и это вызвало в душе нестерпимую боль. Нестерпимую настолько, что окружающим казалось – ему никогда с ней не справиться.

Чтобы выйти из этого состояния, Вардан утешал себя умозрительными построениями. Жена, говорил он себе, на самом деле вовсе не умерла, она просто переместилась в другой мир, и ей там хорошо. Вардан испытывал благодарное чувство к тем, кто его окружал, потому что своей поддержкой и пониманием они постепенно закрепляли в его сознании эту неординарную мысль. Особенно признателен он был Людмиле Владимировне Христенко. Та очень дипломатично, но регулярно подкладывала в стопку литературы, которую подбирала для Вардана, книги определенного направления. В них неопровержимо доказывалось, что парапсихологические явления не выдумка. Полтора года ее последовательных усилий значительно пополнили довольно скудный запас его философских, биологических, физических и медицинских познаний относительно пространства, времени, живой материи и, наконец, проблемы разума.


Нет, он не боялся сполна пережить свою боль, осознать утрату и не уклонялся от этого. Но чтобы перестроить свое бытие, чтобы восстановить вкус к жизни и довести до конца ту тяжелую миссию, которую он добровольно взвалил себе на плечи, ему нужны были все его душевные силы.