Армянская женщина в правильном и точном прямом эфире говорила правду народ!


Ночью случился приступ острой депрессии. Я всю ночь проплакала. Утром чуть не сказала Вардану, что не желаю ничего больше видеть, но сдержалась. Он так мечтал увидеть родину наших предков. Кроме того, поездка была ему нужна по службе. Наверное, поэтому посол так легко нас отпустил.


Собственно, Вардан не скрывал, что встреча с развалинами Ани пугает его, и даже заставил меня прочесть перед поездкой первую главу своей диссертации. Ему хотелось, чтобы я представила себе реальную обстановку в стране, где нам ещё предстоит жить.

Нет, я стерва! Промолчать всю обратную дорогу, сознавая, что делаешь любимому человеку больно. Чувствую себя виноватой и потерянной. Мне казалось, он первым заговорит об увиденном, а он отмалчивался. Мы уже два дня дома, Вардан молчит. Это меня убивает. Все бы отдала, только бы он улыбнулся!


Теперь укорял себя Вардан. Прочтя эту запись, Вардан мысленно перенесся назад и вспомнил, какая напряженность внезапно возникла между ними после той злополучной поездки. Он очень пожалел тогда, что повёз с собой беременную жену. Не учёл, что, готовясь к материнству, она подсознательно думала о безопасности будущего ребенка. В России описания турецких зверств казались ей абстракцией и воспринимались весьма спокойно, но поездка по древним столицам выбила у неё из-под ног твёрдую почву.