Был случай ЧП и выпуклости. Если бы все это не снималось, никто бы не поверил


Считаю нелишним упомянуть, что, по слухам, положение христиан – не только в Сасуне – минувшей весной было крайне безотрадное. Люди ходили “как мертвецы”, ибо турки еще осенью отобрали у армян весь хлеб, обещая разделить его между жителями, а раздали его одним туркам и курдам, оставив армянам только хлебные суррогаты: просо, другое мелкое семя, известное у нас под именем канареечного, и т. п. Такое питание вызвало у людей болезни, сопровождавшиеся смертными случаями. К этому добавился падёж скота…” Позднее Максимов дополнительно сообщил, что в течение двадцати пяти дней турки разрушили в Сасуне тридцать деревень, истребив около четырёх тысяч армян.


Сасунские погромы и кровавая политика султана вызвали возмущение во многих странах. Уезжая в отпуск, Нелидов поручил Вардану сделать подробный обзор того, что пишет иностранная пресса о сасунских событиях, и передать его советнику посольства Владимиру Жадовскому.

Проверив достоверность материалов, собранных драгоманом, Жадовский послал в МИД депешу. В последние дни, сообщалось в ней, Порта запретила доступ в страну почти всех иностранных газет, освещавших возмутительные военные меры против сасунских армян. “В сложившихся условиях, – предупреждал Жадовский, – трудно определить последствия, которых можно ожидать от всеобщего негодования, охватившего общественную совесть Европы, не исключая и стран, где доселе из политического расчета или корыстных видов закрывали глаза на вопиющее варварство турецких властей в некоторых отдаленных областях”.


Как показали последующие события, политический расчет и корыстолюбие сильных мира сего и по сей день играют определяющую роль в их подходах к Армянскому вопросу.