Загадка покушения на Джалала Арутюняна.Новая информация

За время службы Вардана в посольстве правительство султана Абдула Гамида II не раз организовывало массовую резню, жертвами которой в 1893–1896 годах стали около трёхсот тысяч армян. Гевонд Шишманян как истинный и самоотверженный духовный пастырь не мог остаться безразличным к страданиям соотечественников. Он решительно протестовал и гневно осуждал варварство турецких погромщиков. Важное значение имели его тесные связи с рядом европейских деятелей. Он поддерживал, в частности, постоянные контакты с ирландским арменоведом и журналистом Эмилем Диллоном. Весной 1895-го тот в качестве корреспондента лондонской “Дейли Телеграф” находился в Турции, бывал в армянских вилайетах.

Диллон специально поехал в Карин (Эрзрум), чтобы осветить в прессе происходившие там события. После страшного погрома 18 октября 1895 года местные власти пригласили влиятельных армян города и угрозами вынудили их подписать донос, что Гевонд Шишманян якобы натравливал свою паству на турок. Чтобы как-то успокоить людей и установить мир, участники собрания потребовали от Шишманяна вернуться в Константинополь, однако епископ отказался сложить полномочия епархиального начальника. Два месяца спустя по приказу султана и под надзором сотни конных полицейских епископа Гевонда силой привезли в Константинополь и сослали от греха подальше в Иерусалим.

Но все это было потом. А пока что, внимательно просмотрев последнее досье и узнав, что в настоящее время Гевонд Шишманян находится в Константинополе, Нелидов поручил Вардану пригласить его в посольство. Епископ не стал отказываться. На его встрече с послом Вардан выступал в роли переводчика. Иерарх говорил о постепенно нарастающих волнениях, о недовольстве, охватившем даже самых умеренных армян, и о том, что великим державам, особенно России, пора бы вплотную заняться Армянским вопросом и потребовать у Порты провести наконец реформы, предусмотренные статьёй 61 Берлинского трактата.