Видео. Несколько лет назад у нас был шанс добиться в вопросе Карабаха


Вардан Бояджян умирал мучительно. Еще в феврале 1929 года ему поставили страшный диагноз – рак легких, после чего все его помыслы свелись к одному: любой ценой, хотя бы на день вызволить из советского плена старшую дочь Амалию, которую он с двумя малышами на руках и нелюбимым зятем оставил в Армавире. Сам он в апреле 1914 года, почувствовав приближение войны и опасаясь, что в нее втянут и Россию, принял решение переехать со своими неженатыми сыновьями и незамужней дочерью в традиционно нейтральную страну – Швейцарию. С тех пор его не покидала мысль, что он предал семью старшей дочери, перенесшую из-за этого все муки революционных преобразований, включая голод в Крыму, и наконец обосновавшуюся в Ереване.


Ему удалось добиться, чтобы Амалия в конце 1929 года на целых два месяца приехала в Невшатель и успела пообщаться с ним, сестрой Ольгой и братом Бюзандом (другой брат, Мурад, уже давно перебрался в Америку, в Детройт). Накануне своей кончины 31 августа 1930 года Вардан обратился к детям с одной-единственной просьбой: не забывать о старшей сестре и ее сыновьях.

Вот как Ольга описала в письме Мураду смерть отца: