Анна Акопян вернулась в Армению.



Кстати, то, что Левон продолжил после демобилизации свое образование, я считаю своей и только своей заслугой. Просто я никак не хотела смириться с тем, что муж так и останется недоучкой и соответственно всю жизнь будет зарабатывать меньше меня. Дело не в деньгах, а в отношении окружающих, в частности, сослуживцев Левона. Все-таки, нравится нам это или нет, для многих еще деньги – главная характеристика человека, мерило его значимости. В конце концов, не получи Левон диплома, так и не перешел бы на инженерную должность и ходил бы до пенсии в техниках.

Я всегда старалась найти привлекательные черты в характере мужа и по возможности привить их своим сыновьям, внушить им любовь и уважение к отцу. Ни он, ни я никогда не принимали в одиночку решений, важных для всей семьи. Вот, к примеру, известие о наследстве, завещанном Левону и его брату Георгию американским дядюшкой. Полторы тысячи долларов на каждого – очень серьезная сумма. Мы созвали семейный совет, пригласили и Саркиса, моего брата. Он-то и вынес окончательный вердикт: от наследства ни в коем случае не отказываться. Левон обрадовался неожиданной улыбке фортуны, но характерно, что именно он предпринял первым долгом. А вот что. Принялся обзванивать швейцарских родственников с просьбой купить для меня и поскорее переслать новейшие лекарства. Родственники, кстати, обещали сделать это. Пока мы, к сожалению, лекарств не получили, но ведь от Левона это не зависит…