»Есть разные мнения, что даже не мужья». Е. Заруи Постанджян (видео)

Георгий Аркадьевич распорядился доставить пострадавшего в медпункт, вызвал фельдшера и бросил вопросительный взгляд в мою сторону. Он мог этого и не делать – мысленно я уже обдумывала вероятную операцию. Заранее было ясно, что оперировать придется в крайне неподходящих условиях.

Медпункт располагался в добротном нестаром доме. Только мы подошли к нему, нас окружила целая толпа – родственники пострадавшего, соседи, свободные от смены шахтеры. Они ничего не говорили, не требовали, только напряженно и выжидающе смотрели на нас, и я разом ощутила огромную ответственность. Неважно, что ты в отпуске, сказала я себе, ты врач, этого достаточно… Шахтер лежал на носилках, его рука в кисти была кое-как перебинтована. Когда повязку с запекшейся кровью сняли, нашим взглядам предстало жуткое месиво – раздробленные кости, кровавое мясо, лоскуты свисающей кожи.

К счастью, в медпункте были кое-какие инструменты и операционный стол. Я распорядилась переложить туда пострадавшего и принялась мыть руки в хлорном растворе. И тут раздался звук падающего тела. На моего деверя так подействовало страшное зрелище открытой раны, что он потерял сознание.