Никол тоже не говори, хватай, иди. Дживан Абраамян


Возникает вопрос: почему прервалось общение Аиды Владимировны с американским братом? Этим вопросом способны задаться только молодые. При советской власти, особенно при Сталине, наличие зарубежных родственников считалось обстоятельством, очень усложняющим жизнь. «Есть ли родственники за границей?» – без этого пункта не обходилась ни одна советская анкета. Положительный ответ мог навсегда сделать человека невыездным, помешать его служебному росту. В пору сталинских репрессий переписка с зарубежным братом могла стать достаточным основанием для обвинения в шпионаже и для ареста. Так что удивляться надо не тому, что почтовая связь оборвалась, а тому, что она спустя годы все же возобновилась.


Вот какое письмо пришло из США (со всеми особенностями его правописания):

“Дорогие Аида, Ардашес, Левон и Жорж.


Более 20 лет, что не получил письма от вас. Прошу пишите мне на счот ваше здоровье и положение. Я вам с удовольствием помогу если у вас положение не