Срочный звонок из Арцаха: Путин отдал приказ \ что происходит


Видно, на то воля Божия. Но если это так, я не вправе впустую терять отпущенные Им дни. У меня есть отныне свой мир – мир воспоминаний, но теперь я сама буду в нем распоряжаться, никто не войдет туда без моего позволения. Я буду день за днем рассказывать сыну только то, что важно для меня, буду вспоминать только тех, кто сыграл заметную роль в моей судьбе. Чего я не знаю и даже не представляю – где, когда и каким образом Сережа использует эти воспоминания.

Пока что он внимательно и молча слушает меня, разве что задает иногда наводящие или недоуменные вопросы. Сегодня он спросил, почему мои рассказы впервые приоткрыли ему тайну моей жизни, такую глубокую, что, не будь их, он и не узнал бы родную мать. А теперь они, эти рассказы, заставляют его думать, анализировать и задаваться вопросами. Что мне было ответить? Я посоветовала Сереже не спешить с выводами. Где спешка, там неизбежная потеря объективности.

Мы договорились так. Он принесет мне магнитофон, свою “Комету”. Я же, вернувшись домой (ремонт скоро закончится), буду ежедневно включать его и рассказывать эпизод за эпизодом свою жизнь. А с вопросами Сережа повременит и задаст их лишь после того, как в спокойной обстановке прослушает магнитофонные записи.