Они плечом к плечу поставили вопрос пленных, превратили их в предмет внутриполитических спекуляций

Наступает очередное утро. Утро сменяется днем. Повседневная рутинная суета вокруг постельной больной заставляет меня забыть о встрече с прошлым, которая состоялась накануне вечером и неизбежно состоится снова после ухода гостей. Призраки прошлого ежевечерне подстерегают меня и по-хозяйски распоряжаются моей памятью. Но мне не хочется и дальше быть их игрушкой и заложницей. Я отчаянно пытаюсь уйти от минувшего и заставить себя не бояться будущего.

Понятно, что одолевающие меня призраки навеяны моим теперешним состоянием. Изредка они благотворны, но чаще, как яд, отравляют душу. В поисках противоядия я все внимательней и пристальней вглядываться в лица своих посетителей и, вглядываясь, испытываю новое, доселе неизведанное чувство. Мне становится боязно за них. Благодарная им за душевную щедрость и моральную поддержку, я с ужасом думаю: «Боже мой, а ведь среди них кто-то наверняка болен, просто не знает этого и даже не догадывается о своей болезни, которая предательски подтачивает его изнутри».

Никто из обитателей земли не защищен от роковых случайностей и не подозревает, что его здоровье и сама жизнь висят на тонком-тонком волоске. Взять хотя бы меня. Какой-то пустяковый ушиб, о котором я через минуту забыла, привел к тому, что в груди образовалась раковая опухоль. А дальше – метастазы в позвоночнике, постель, ожидание недалекого финала.