Срочно: Самвел Мартиросян.


На трудные раздумья наводила меня и бедность большинства моих сокурсников и сокурсниц. И еще. Я всегда близко к сердцу принимала разного рода реплики, чаще всего случайные и отрывочные, которые долетали до моего слуха в семье Нины. Она, замечу, очень удачно вышла замуж в третий раз. Ее супругом стал литературовед и драматург Тигран Семенович Ахумян, человек яркий и талантливый.


Все эти разрозненные мысли, наблюдения, реплики годами накапливались в юной душе, почти не оставляя в моем сознании видимых следов. По крайней мере, мне так казалось. А потом пришел час, и многие вопросы и сомнения вдруг приняли более или менее отчетливые очертания. Глубоко в душе зародилась и оформилась тревога. Я боялась изливать ее словами, делиться ею с другими, но с того дня она уже не давала мне покоя. Сейчас-то можно сказать, что я не была белой вороной.

Многие в стране жили такой жизнью. Не назову ее двойной, но и простой тоже не назову. Тревога еще более усилилась, когда в стране начались репрессии. То есть они начались давно, но не бросались в глаза, кто не хотел, тот их и не замечал. А к середине 30-х годов аресты приобрели массовый характер. Не обошли они и брата.