Большой скандал и сюрприз из Москвы: ничего не потеряно армян-вот почему

А после операции, не дав толком отойти от наркоза, родные стали наперебой забивать мне голову утешительными разговорами. Мол, диагноз у меня неприятный, но, как говорится, не смертельный: ”Фиброзно-кистозная мастопатия с пролиферацией эпителия грудных желез”. Им ужасно хотелось, чтобы я поверила им. И мне ничего не оставалось, кроме как, пожалев небольшую толпу собравшихся в палате, принять правила игры. В эту навязанную мне игру все мы играем уже больше года.

За это время я услышала от родных и знакомых невероятное количество рассказов о чудесных исцелениях мужчин и женщин с безнадежно больным позвоночником. И битых полгода сыновья возили меня из больницы в больницу, и самые разные врачи, уступая их просьбам, с умным видом и совершенно серьезно заверяли меня, будто борются… С чем только они, бедные, не боролись! С остеохондрозом и сколиозом, с артритом и артрозом, с межпозвонковой грыжей и радикулитом.

А потом все, словно сговорившись, принялись убеждать меня, что причина всех моих бед – это банальное вымывание из организма кальция, вследствие чего и началось разрушение позвоночника. Бедные мои утешители! Они забыли, что имеют дело с опытным хирургом-диагностом, перевидавшим на своем веку тысячи больных. Разве могла я не понимать, что хлористый кальций вовсе не разрушает кровь, а следовательно, нет и необходимости периодически ее переливать? Между тем всякий раз перед уколом мне демонстрировали ампулу с надписью «Хлористый кальций», а на самом деле проводили химиотерапию и время от времени – переливание крови.