Главный герой азербайджанскогоНаира Зограбян(видео)


Операция началась под местным наркозом, и, дожидаясь результатов анализа, я два часа провела на операционном столе. Увы, коллега сообщил, что вынужден удалить левую грудь. Выражение его лица без околичностей говорило, что сбылись худшие мои опасения. Опухоль оказалась злокачественной.


А после операции, не дав толком отойти от наркоза, родные стали наперебой забивать мне голову утешительными разговорами. Мол, диагноз у меня неприятный, но, как говорится, не смертельный: ”Фиброзно-кистозная мастопатия с пролиферацией эпителия грудных желез”. Им ужасно хотелось, чтобы я поверила им. И мне ничего не оставалось, кроме как, пожалев небольшую толпу собравшихся в палате, принять правила игры. В эту навязанную мне игру все мы играем уже больше года.