Подготовьте новых ТЕЙЛЕРЯНОВ, чтобы убить Эрдогана и Алиева․








— Это хорошо, — говорит парень.

Оставим их здесь, придем, отдадим обманщика царю. Это зовет Ира Назир-визирь, люди дворца собирают всех, чтобы они сделали Бали. Они подают на даче, отбрасывают, сколько умов и умов дают, делают мысль, ничего не выходит, не могут найти.


И вдруг на ум приходит ашкерт заргяра, говорит: человек. На Бали он находит.

Тот саата ходят и выводят из отца парня.
— Вот, парень, — говорит царь, — знала ли Вы возраст лошади, что хочешь, отдам?

— Царь жив, — говорит мальчик, — что в этом есть, чтобы не знать?

Как будто мудрая девочка учится, на ту минуту дзианонц хорошо лазает, плавает, ячмень привносит первые. Он видит, что мин засунул голову в ясли и спокойно съел для него, ему это лошадь годовалая. Он видит, что и тот уехал к весне, все-таки ест, не один, или же рыдает, что этой лошади годовалый. Третий конь хама, который только не ест ячмень, — десс-ден-а-лень, тронет. Или иначе, кидая в него удар, запугивает халха. Этой лошади тоже годовалый.

Мардик короля франгистана, Назир-визирь короля, все остаются удивленными, открывая рты друг другу, задумываясь о эресе.

Царь не знает, что делать, как товарищ лавутена парня из-за этого, хама Бирда у него на ум приходит эраз. Царь умоляет, чтобы он сказал: он опять садится на коня дьявола, не говорит. Царь приказывает, чтобы снова забрали отца.

Когда-то, месяц, два месяца, когда-нибудь, царь Франгстана отправляет этому царю яблоко, ирех-один сорт, не ранг и величие, а-послышается, мол, » Пти ты знаешь из этого яблока, который сколько лет а. ты не знала, что я знаю, все царство твое сделаю камнем и кандом, и тебя по дому и местам я поведу».