Срочно. Путин позвонил Пашиняну и Алиеву








Он повел его в руки.

— Да, — сказал он— — это актерский базар, отдай парню царя Сарафа, чего стоит? — спросишь? Скажет — «тысяча два Харири манет».— Бас так, скажешь, шесть Харир манет дай, и шесть Харир тебе под юбкой. А что, если сын Сарафа тебя зовет, придешь, все так сделаешь, чтобы и в день эгса ты привез его в наш дом. Знала.


Мальчик взошел на базар. Ну, ткань-матери поменял, в другом облике было рассчитано, что угодно человек-побратимом не признал его, кто а, кто никак. Пришел к парню Сарафа короля Дуза.

— Бас так,— сказал он, — шесть Харир манет ту, шесть Харир тебя под юбкой.

Сын Сарафа на той минуте с радостью достал шесть Харири манет, взобрался за руку. Ирикун, который пришел домой, отцу: «а не скажешь, Вот так, так, так, ничего? тысяча двух Харири манеттный акк взял на шесть Харири.

— Вот сын, — сказал гер, — неужели ты не звал этого парня домой, чтобы дали хорошую честь, чтобы мы отправились на новый путь? Человек из этих сковородок увидит место, где бы он ни находился.

— Ну ладно, вот, — сказал он, — когда еще встретишь, приведу. Прошло время. Это наш сын идет в базар, как заказал крестник, встречает сына Сарафа.

— Ай-баром, тысяч добра,— говорит а. арфа, парень,— код над, как я, лучше я.